Аргентинский Мальбек становится “похожим на Микеланджело”

6b773a185a7bcd6c8849565ad99e8b2b

Изучение известняковых почв и использование новых методов виноделия превращает аргентинские вина из “Шварценеггера” в “Микеланджело”.

ArnoldSchwarzenegger-MM-Mar2013-Unk-111-634x434 David by Michelangelo at the Accademia Gallery

Такую аналогию Альберто Антонини, винный консультант из Италии и соучредитель винодельни Altos Las Hormigas в аргентинском городе Мендоса, озвучил на мастер-классе, посвященном видам из сорта Мальбек в Лондоне.

“Мы делали тяжелые, насыщенные вина, которые однако не были достаточно питкими, но теперь мы работаем и над этим” – заявил он.

Продолжая, он заявил: “Весь мир пьет вина из Аргентины, похожие на Шварценеггера, но теперь мы можем делать и Микеланджело – то есть у него все еще прекрасное тело, но его уже не слишком много.”

Он также сказал, что стилистический сдвиг был несколько рискованным, потому что Аргентина добилась международного признания именно за счет мощных вин на основе винограда Мальбек.

Тем не менее, по его словам реакция на новый стиль вин из Аргентины “была намного лучше, чем, что мы ожидали, и продажи все еще очень сильны”.

На семинаре также выступил южноамериканский специалист по почвам Педро Парра, который упомянул растущий интерес к аргентинским терруарам, таким как Gualtallary и Altamira. “Это отличные чистые места для выращивания винограда, там отличный известняк” – сказал он. Также он отметил, что работа именно с известняковыми почвами была важна для снижения уровня содержания алкоголя в аргентинских винах.

“В 2007 году мы нашли известняк в Мендосе после многих лет поисков, и пористость известняка помогает снизить уровень алкоголя”.

Соглашаясь с Антонини, Парра тоже отметил положительную реакцию рынка на отход от мощной и алкогольной стилистики вин из Аргентины.

“Даже в США, где казалось что будет труднее продать более минеральные вина, они идут хорошо,” сказал он.

Оглядываясь назад, Антонини затем подчеркнул важность прежних мощных аргентинских вин из Мальбека. “Мы не смотрим на прошлое как ошибку, без этих вин мы бы не были там, где мы сейчас находимся: это был важный этап”.