Миллиардер потратил 35 млн долларов на поиск мошенников, обманувших его на 400 тысяч

Мошенники, которые продают поддельное вино коллекционерам, готовым платить за него огромные суммы, немного занервничали, когда обманули миллиардера Билла Коха. Представитель знаменитой семьи Кох говорит, что потратил 35 миллионов долларов, чтобы найти виновных в продаже ему четырех бутылок вина, якобы принадлежавших Томасу Джефферсону, которые обошлись ему в 400 000 долларов.

Кох узнал, что «бутылки Джефферсона» были поддельными, когда показал их эксперту для проверяющий их происхождения при подготовке к выставке. Затем он проверил всю свою коллекцию и обнаружил, что за свою коллекционную карьеру успел накупить еще 400 других подделок.

Он говорит, что подделки разрастаются, потому что люди в цепочке владения заинтересованы в том, чтобы не аутентифицировать их. «Это похоже на кодекс молчания, — говорит Кох.




«Очевидно, производитель подделок не хочет, чтобы кто-нибудь знал, что он делает поддельное вино. Аукционный дом тоже не хочет этого знать, и затем и сам коллекционер не хочет этого знать. А если он узнает, то старается найти способ избавиться от таких вин, чтобы вернуть свои деньги», — говорит Кох.

«Я же оказался уникальным, потому что я сказал что собираюсь разобраться с этом, собираюсь пролить свет на эти подделки».

Сначала его эксперт проследил «бутылки Джефферсона» до человека из Германии, который утверждал, что сам нашел их. Затем он отследил большинство других подделок до мошенника из Лос-Анджелеса, который наполнял бутылки непонятно чем и наклеивал на них этикетки дорогих вин. Этот человек уже осужден за мошенничество.

Он также подал в суд на аукционный дом, который продал одну из «бутылок Джефферсона», но иск был отклонен из-за срока давности. Тем не менее, благодаря его усилиям другим пострадавшим в будущем легче будет бороться с аукционными домами в подобных ситуациях.

Кох сказал, что был готов на все, и расходы его уже не волновали:

«Я потратил более 35 миллионов долларов на все это. Я был как собака, увидевшая кость, — смеется он, — и не собирался сдаваться.»