Тим Ханни: «Food and wine pairing is billshit»

Мы привыкли считать подбор вина к тому или иному блюду одной из самых важных задач сомелье, но мастер вина Тим Ханни отверг это понятие как «фигня».

Выступая на празднике Совиньона Блан в Мальборо в прошлом месяце, Ханни страстно говорил о необходимости полностью переосмыслить концепцию сочетания еды и вина.

«Идеального сочетания вин не существует. Мы наносим большой ущерб тому, как подбираем вино и классифицируем его. Нам нужно начать кампанию, чтобы прекратить это, так как мы создали много глупостей вокруг этой идеи.»

«Многие высокомерно относятся к вину и считают вина начального уровня недостойными внимания. Но мы должны обучить рынок лучше служить интересам широкого круга любителей вина.»

«Мы должны правильно работать с разнообразием потребителей, не заставлять их чувствовать себя глупыми. Вы можете подавать к Совиньону Блан стейк — почему бы и нет?»

Повторяя мнение Сары Хеллер (MW), Ханни предупредил, что те, кто считает, что традиционный подход к сочетаниям еды и вина имеют потенциал для развития в Китае, будут неприятно удивлены.

«Мысль о том, что сочетания вина и еды будут работать в Китае, вызовет одну из самых больших катастроф в винодельческой промышленности, которую мы когда-либо видели», — сказал он.

Ханни также заявил, что у Франции нет «никакой истории сочетаний еды и вина» — «мы ее сделали», сказал он.


Реклама


«Нам нужно избавиться от иллюзии о том, что еда и вино развивались вместе. Сопоставление еды и вина — это псевдонаука, полная метафор и недоразумений», — сказал он.

Он также отметил, что многие из уважаемых французских вин, которыми мы наслаждаемся сегодня, раньше имели совершенно другой вкус.

«Раньше Montrachet было сладким, а в Cheval Blanc 1947 года было 30 грамм сахара на литр».

Что касается новозеландского Совиньона Блан, Ханни подчеркнул необходимость разъяснения потребителям различных стилей вин из этого сорта во избежание путаницы.

«В противном случае все станет слишком сложным, и люди повернутся к пиву и коктейлям. У Рислинга был отличный потенциал начиная с 1960-х годов, но он не реализовался полностью из-за сложностей и многообразия стилей», — сказал Ханни.