Габриэль Руис Лопес об Испании, Китае и России

Габриэль Руис Лопес — создатель и директор международной виноторговой компании Gapwine, занимающейся продвижением испанских вин на мировой рынок.

gabr01

Как вы начали работать с винами? Вы всегда ими интересовались, или, может быть, кто-то из вашей семьи работал с вином?

Я начал в 1992 году, на локальном рынке, когда одна из виноделен Риохи предложила мне позицию регионального менеджера по северо-восточной Испании. У моей семьи есть ферма на юго-западе страны, но они не занимались виноградом или вином. Только мой дядя, сейчас он уже на пенсии, был коммерческим директором на винодельне.


Реклама


Когда вы впервые попробовали вино? Вы помните ваши впечатления?

Очень рано. Среди поколения моих родителей было в порядке вещей, например, обмакнуть соску в вино прежде, чем дать ее младенцу. А детям в возрасте около пяти лет уже дают немного вина с сахаром и яичным желтком для аппетита, или, иногда, немного хлеба, пропитанного вином, с кусочком сахара. Вино очень глубоко вплетено в культуру нашей страны. Позже, подростком, я пил вино, разбавляя его газировкой.

Вам доводилось когда-нибудь работать на винограднике или винодельне?

Да, я поработал на трех урожаях во Франции (в Шампани, Маконэ и Коньяке) в конце семидесятых годов прошлого века. Сейчас я иногда принимаю участие в винификации, когда мои многочисленные путешествия позволяют.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Вы начали работу как региональный менеджер в Риохе. Чем этот регион так знаменит, что сделало его вина столь популярными?

Это старейший аппеласьон Испании, и пионер бутилированных вин. Этот регион борется за качество вин в условиях строгого контроля качества и правил квалификации, он первым получил статус DOC. Изначально вина стали популярными за счет своего качества и маркетинговых усилий на внутреннем рынке, а затем регион стал своего рода «маяком» для других аппеласьонов DO, многие виноделы потянулись в Риоху за знаниями и практическим опытом.

Расскажите о вашем проекте GapWine (Grapeland)

Это долгая история, но в двух словах — это проект, который я инициировал в 2005 для обединения усилий нескольких виноделен про продвижению на экспорт, для более «мощной» совместной работы на сложных рынках, таких, как Китай, например. В 2008 году все успешно заработало, и с тех пор мы растем. После Китая мы начали работу в России и еще сразу в девяти странах Латинской Америки.

Как развивается винная сфера в Китае? Какие у вас впечатлениях от этой страны?

Китай для нас – очень важный рынок. Страна очень быстро развивается, я никогда не видел ничего подобного. Каждый раз, когда я приезжаю в Китай, я вижу новые здания, людей с новыми машинами. Невероятная эволюция, большое движение, люди стремятся из деревень в города.

Что касается вин – впервые я побывал в Китае 16 лет назад. Тогда, даже в таких крупных городах, как Пекин, вино было большой редкостью. Разве что в Шанхае и Гонк-Конге, более «продвинутых» гордах, был некоторый интерес к вину, но в стране в целом – абсолютный ноль. Но уже через 10 лет, в 2006-2008 годах, все начало быстро меняться. Сейчас уже есть 20-25 городов, [где вино не является чем-то удивительным]. Но вместе с тем есть города, скажем так, «второго дивизиона» (я их так называю по аналогии с футболом), где, например, при проведении дегустации в супермаркете, люди пробовали вина впервые в жизни. Мы открываем бутылки, предлагаем посетителям, а они удивляются и даже воротят нос – «Ну я не знаю», «Что это такое?», «Я видел вино в кино и по телевизору, но я не знаю, что это». Новички в вине почти всегда предпочитают сладкие вина.

Как и в России?

Да, в России такая же картина. Люди старшего поколения привыкли пить крепкие напитки, вроде водки. Молодежь же более открыта к винам, более динамична.

Вообще, есть три страны в мире, где особенно сильны традиции употребления крепких напитков: Россия (водка), Индия (Виски) и Китай (байцзю).

И власти, особенно министерства здравоохранения, этих стран должны быть заитересованы в смещении предпочтений населения от крепких напитков к вину. Эти страны тратят огромные бюджеты на борьбу с алкоголизмом, который стал чуть ли не традиционным. А вино – более здоровый и менее рисковый алкоголь. Такие изменения всем нужны.

В Китае винная отрасль быстро развивается, создаются прекрасные виноградники. Я, например, слышал об одном винограднике площадью 35 тысяч га – это больше чем некоторые регионы Испании. Представьте, регион целой страны меньше по площади чем виноградник, принадлежащий одному человеку.

Китайцы придут к потреблению вина. Они сделают свое дешевое вино, и выведут его на мировой рынок. И Китай будет хорошим рынком для импортных вин.

Пока, вина, производящиеся в Китае, не очень хороши, потом что виноградники слишком молоды. Но когда они станут старше – они дадут хороший виноград. Это лишь вопрос времени.

Такие примеры есть на мировом винном рынке?

Подобное случилось в США сорок лет назад. Тогда Калифорния была единственным штатом с более-менее существенным уровнем потребления вина. Ну, еще относительно заметный вклад вносили Бостон, Нью-Йорк, может быть Чикаго. Остальная же страна – полный ноль. Там предпочитали пиво и бурбон.

Но однажды виноградники начали создавать и в других штатах, постепенно это получило повсеместное развитие, и сейчас почти в каждом штате есть виноградники и винодельни.

Сорок лет назад 80% потребления приходилось на импортные вина, а 20% — на американские. Сейчас – ровно наоборот, 80% — местные, 20% — импортные. При этом общий объем импорта вырос в 10 раз. То есть общий интерес к вину возрос, выросло все потребление.

Это как раз тот случай, когда лучше иметь меньший процент, при большем абсолютном числе потребителей.

Думаю в Китае все будет развиваться подобным образом.

Какие еще планы развития у вас есть?

Кроме Китая мы уже начали работу и в России, а в ближайшее время планируем активизировать деятельность в Южной Америке. Мы откроем девять офисов в девяти странах, центральный, и первый – в Асунсьоне, столице Парагвая. Это стратегически важная точка между другими странами региона – Бразилией, Перу, Боливией, Аргентиной, Уругваем и другими, в первую очередь, с логистической точки зрения, а логистика сейчас очень важна.

Затем, через 2-3 года, мы планируем открыть офис в Мехико для работы с Центральной Америкой.

Мало помалу, мы планируем построить большую экспортную сеть.

А что происходит на внутреннем, испанском рынке?

Ситуация в Испании довольно сложна сейчас. Мы работаем с сегментом HoReCa, а этот рынок просел на 40% за последнее время, кроме крупных туристических центров, вроде Барселоны. Так что нам необходимо фокусироваться на экспорте.

Расскажите о вкусах потребителей в разных странах

Очень сложно ответить в общем. Можно говорить о странах, в которых есть сильные традиция употребления вин, и страны, исторически предпочитающие другие напитки. В основном винные традиции сильны в Европе и США (США — в последние 20-30 лет), а также в нескольких странах Латинской Америки. Но предпочтения к тем или иным винам в этих странах очень отличаются, глобально можно отметить лишь превалирование сухих вин со сложным интересным вкусом. А в других странах, например России (пожалуй, кроме Москвы и Санкт-Петербурга), странах Азии (кроме Японии) и Африки (кроме ЮАР), предпочитают более простые сладкие или полусладкие вина, с фруктовыми тонами.

Какие вина вы представляете в России?

Здесь мы представляем вина семьи Rodriguez Sanzo, это очень впечатляюий современный винодельческий проект, работающий в самых знаковых винодельческих зонах Испании, с подходом, отличающимся от принципов работы классической винодельни. Сейчас мы представляем белые вина из регионов Руэда и Риас Байшас, красные из Риберо дель Дуэро и Приората, а в ближайшем будущем мы планируем представить еще и наши вина из Торо и Бьерцо.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Расскажите поподробнее о винах Rodriguez Sanzo, и вообще о виноделии Испании

Мы много экспериментируем. Например, используем особые ферментационные емкости – не круглые, как это обычно бывает, а квадратной формы. Они сделаны из дерева, и их стенки можно менять, это позволяет играть с вариантами выдержки – например использовать две стороны из французского дуба, а две другие – из американского, или две – из более нового, а две – более старые. Обычно мы используем это чтобы менять две стороны каждый год, это позволяет нам поддерживать один и тот же возраст дерева в течение всей выдержки вина.

Иногда мы используем криомацерацию, замораживая виноград сразу же при его поступлении на винодельню. Это позволяет сделать вкус и аромат вина более структурированным.

Еще, для некоторых красных вин, мы используем бочки, внутренняя поверхность которых не гладкая, как это обычно принято, а фактурная, что создает большую поверхность соприкосновения вина с деревом. Выдержка вина в такой бочке в течение 5 месяцев дает тот же эффект, что год в обычной бочке, благодаря на 70% большей площади контакта вина с деревом. Еще у нас есть бочки, сделанные из разных видов дерева, например, венгерского и румынского дуба.

Я всегда говорил что Испания – это новый мир внутри старого мира. Наша страна может похвастаться двумя тысячами лет традиций виноделия, но мы одними из последних в Европе стали бутылировать и брендировать вина. Долгое время Испания производила в основном балк, вина наливом.

После появления филлоксеры в Европе, французские винделы начали приезжать в Испанию, в такие регионы, как Риоха и Пенедес, и создавать свои вина здесь. Была даже построена железная дорога из Риохи в Бордо, для экспорта вин. Испанцы начали перенимать опыт и знания французов, это стало большим толчком для развития винодельческой промышленности страны.

Испания – инновационная, не скучная страна с точки зрения виноделия. Здесь можно найти самые разные вина. В других регионах, особенно в Новом Свете, видна четкая специализация на нескольких сортах. Они делают отличные вина, но их диапазон ограничен – в Чили это карменер, мерло и некоторые белые, в Аргентине – торонтес, каберне, каберне фран и мальбек, в Австралии – шираз, в Калифорнии – зинфандель, каберне и мерло. Европа менее скучна. В Испании огромное разнообразие сортов винограда.

Какие вина вы пьете дома? Какие по обычным дням, а какие — по особым случаям?

Самые разные, все зависит от момента. Кроме того, я люблю подбирать вина под те или иные блюда. А без застолья, за беседой, я препочитю вина из сорта Гарнача со старых виноградников, они легкие и насыщенные одновременно, бархатистые, с длинным послевкусием.

viña2 copy

Вам доводилось пробовать российские вина? Что вы о них думаете?

Да, я пробовал несколько, и даже в ходе слепой дегустации. Были представлены вина из Испании, Италии, Франции и России. Среди пяти лучших оказалось три российских вина. Но фокус в том, что стоимость этих российских вин составляла порядка 20 евро, в то время как остальные вина, из других стран, стоили 4-8 евро. Производство здесь очень дорого, поэтому и возникают проблемы с ценообразованием, и соотношение цена/качество, к сожалению, пока не в пользу российских вин. Однако, если забыть про цены, и говорить только о качестве — они хороши.

DSCF5191

Что вам нравится в работе в России?

Меня радует качество и количество событий, происходящих в винном мире России — конкурсы сомелье, встречи дегустационных клубов, много всего происходит, особенно в Москве.

В каких городах вы побывали, что вам понравилось?

Я наслаждаюсь поездками по стране, позволяющими знакомиться с ней, Россия такая большая, что сколько ни путешествуй — все равно останется что еще посмотреть. Пока я лучше знаком с Москвой и Петербургом, чуть хуже — с Волгоградом, Барнаулом и Тулой. Огромная страна, я лишь новичок.

Vineyards in Spain 094